2012 год в истории России

E-mail Печать PDF
Индекс материала
2012 год в истории России
Верхи не могут, но хотят
Веселись рабочий класс – атас! А также АТЭС, РОС и ГЛОНАСС.
Низы хотят, но не того
Нашествие ленточек
Нехватка скреп
Все страницы

2012 год в истории России

2012 год был объявлен «Годом истории», от чего для исторической науки было мало толку. Однако, как и любой другой год, он сам по себе попадет в будущие учебники истории и монографии о старине глубокой. Пора начинать набрасывать его портрет, фиксировать основные проблемы и гипотезы для будущих исследований.

 

 

«Сукин сын» разбушевался

 

Если искать Россию 2012 года на больших исторических картах, то она находится между фазой развитого индустриального общества и обычными «развивающимися» странами, которые идут от традиционного аграрного общества к индустриальному. Особенность России заключается в том, что она движется в обратную сторону, смещаясь все дальше в глубины Третьего мира, на периферию «мир-системы». Такова картина, если смотреть на ситуацию с позиций формационного и мир-системного подходов. Если же рассматривать тот же процесс с позиций цивилизационного подхода, то мы имеем дело с цивилизацией после надлома. Это – более пессимистический взгляд, так как за надломом неизбежен распад, умирание. Я все же сторонник того взгляда, что история движется «по спирали», и за кругом неблагоприятных обстоятельств может наступить ремодернизация, разворот от деградации к прогрессу, от периферийности к созданию нового центра, который придает истории мира креативные импульсы. Но такое «возвращение истории» не гарантировано, и пока мы продолжаем медленно, но верно съезжать в архаику. Место рациональности занимает миф, отмирают высокотехнологичные отрасли, доминируют аграрно-сырьевые, на место отбора кадров по способностям приходит феодальный принцип «он тебе кто», и жизнь верхов все легче описывать в терминах феодального общества. Рейдерский захват стал формой и смыслом выяснения отношений между кланами, составляющими касту хозяев государства и крупного бизнеса.

Развитие России, как и любой периферийной страны, зависит от хода нынешнего мирового экономического кризиса. Кризис этот напоминает болото, в которое попал человек и пытается выбраться, опираясь то на одну ногу, то на другую. На какую переносит центр тяжести – там и проваливается, зато другую ногу можно вытянуть. Сейчас опора – на европейскую ногу, она увязла, американская – немного вытягивается. Поскольку российская экономика теснее увязана с европейской, чем с американской, это создает в целом неблагоприятный фон. Предметом дискуссии является и наш «инвестиционный климат». Президент Путин считает условием притока инвестиций «стабильность» (имея в виду, прежде всего, стабильность своей власти). Его оппоненты указывают на коррупцию, беззаконие, непредсказуемость «стабильной» политики.

Если раньше инвесторов отпугивали события вроде второго дела Ходорковского, то, теперь на первый план вышло дело Магнитского – представителя британской фирмы, насмерть задопрошенного в российской тюрьме. Это дело стало своего рода тестом на вменяемость, который руководство США провело для «третьей» администрации Путина. Тест показал, что российское руководство отличается гипертрофированной обидчивостью и непредсказуемостью в гневе. В ответ на запрещение некоторым мастерам допросно-тюремного дела посещать США российская правящая каста пришла в смятение и воспылала патриотическими чувствами – нарушено священное право российского чиновника отдыхать от своего народа за границей (желательно – в собственной недвижимости). Особенно опасно, если примеру США последует Евросоюз, где чувствуют себя как дома и депутаты, и администраторы, и работники карательной системы. По принципу «око за око» решено было лишить права въезда в Россию виновников пыток в Гуантанамо и Абу-Грейве. Но было ясно с самого начала, что тем все равно – они в Россию и не собираются ездить, тем более, что значительная часть уже сидит в тюрьме – в отличие от мучителей Магнитского. Так что вместо одного ока, до которого не дотянуться, было решено выбить другое. Наказаны были дети, ожидающие усыновления в США. Остроумцы отреагировали: это тоже самое, что бомбить Воронеж в ответ на вторжение НАТО в Сирию. Если нужны были лучшие доказательства непредсказуемости и бесчеловечности российской политики, то «Единая Россия» и Путин их предоставили миру. Тестовый характер события придает теме американского усыновления дополнительное значение. К тому же режим нанес по себе новый моральный удар и внутри страны – ведь населению так долго внушали, что важнейшим направлением государственной политики является забота о детях. И вот дети оказываются разменной монетой за чиновничьи обиды. Статистики-статисты рапортуют, что население поддерживает запрет на зарубежное (! – то есть не только американское усыновление – трепещи Евросоюз). Но поскольку Мастера опросов сегодня дискредитированы «точными предсказаниями» несвободных выборов (то есть речь идет о результатах, полученных заранее из интересного источника), будущим исследователям придется самостоятельно выяснять, как отреагировали граждане на закон Путина-Лаховой.

Евроньюз тут же огласил статистику: в 1993-2008 г. гражданами США было усыновлено 60000 российских сирот, из которых 19 погибли или подверглись насилию, что стало предметом судебного разбирательства. За тот же период россияне усыновили 140000 сирот, из которых погибло 1220 (сколько и как подвергались насилию – предмет будущих изысканий). Это значит, что закон Путина-Лаховой не только снижает шансы ребенка на усыновление, но и в десятки раз увеличивает риск гибели в приемной семье. Впрочем, возможно все не так плохо. По утверждению Путина и Астахова от закона пострадают всего 52 ребенка (вероятно, это те, кого застали уже за сбором вещичек, а не остальные сотни и тысячи, чье дело находится на более ранних стадиях рассмотрения). Этих 52-х лично устроят в семьи губернаторы. Добро бы в свои.

В любом случае судьба российских детей-сирот, кризис систем интернатов и усыновления превратились из темы по истории социальных институтов еще и в проблему политической и даже внешнеполитической дискуссии. Интересно, как эта борьба отражается в борьбе под ковром федеральных телеканалов. Либеральные журналисты пристраивают сюжеты о бедственном положении российских детей сирот, а их оппоненты – трогательные истории о том, что и у нас бывают счастливые истории усыновления. Здесь мы видим целый букет тем для будущих диссертаций.

А у американцев появились новые аргументы в пользу того, что от непредсказуемых и неадекватных русских нужно отгораживаться системой ПРО. Политики Евросоюза колеблются – газ из России по-прежнему важнее, чем соблюдение прав человека. Но тон евросоюзников становится все более раздраженным: Меркель заступается за «Пусси райот», а в день принятия антимагнитского закона Лаховой 21 декабря провалилась встреча Евросоюз-Россия, Путину указали, что о безвизовом режиме можно пока забыть, и с экспортом газа все будет не так уж просто.

С другой стороны, Путин пытается доказать Западу, что без него нельзя. Как говорил Рузвельт, «Самоса, конечно, сукин сын, но это – наш сукин сын». Главный козырь Путина – он все же привел Россию в ВТО. Российскому обществу он объясняет: на льготных условиях. Но западным руководителям известно, что льготы России будут постепенно отменяться.

Внешняя политика Путина должна решать две основные задачи: с одной стороны, привлечение иностранного капитала в страну, поддержка внешнеторговых интересов российского крупного капитала; с другой – предотвращение гражданских движений, которые могут устроить новый Тахрир. Сдав в 2011 г. Каддафи, российские руководители увидели на его примере, чем для них может кончиться поражение в борьбе за власть. Теперь российская дипломатия пытается защитить клан сирийских алавитов, требуя от Запада выработки каких-то гарантий для свергаемых политиков.

В то же время, цены на нефть в долларах снова высоки (правда, покупательная способность доллара уже не та, что в 2008 г. – падает покупательная способность всех основных валют). Это дает администрации Путина хорошие козыри во внешнеполитическом маневрировании и способствует поддержанию на плаву российских экономических показателей.

Роль внешнеполитических и внешнеэкономических факторов в развитии России – важная проблема будущих исследований.