Кампания по выборам в Государственную думу 2016 г.: некоторые особенности

E-mail Печать PDF

 

Исследовательское сообщество «Социум»

Кампания по выборам в Государственную думу 2016 г.: некоторые особенности

 

 

vyb_2016

 


 

 

 

Графический анализ идеологических позиций на выборах в Государственную думу, проведенный по следующей методике: http://www.informacional.su/garmonyhistory/tools/39-2010-02-18-21-31-47, позволяет обратить внимание на некоторые особенности завершающейся кампании. Наиболее активная борьба за электорат ведется вдоль социал-патриотической линии (граница социал-этатистского и национал-этатистского секторов). Именно здесь лояльные президенту партии не без оснований надеются найти массы избирателей, которые недовольны ситуацией и, соответственно, не готовы голосовать за консервативно-охранительную позицию ЕР. Сдвижка к этой линии идет с разных сторон. В 2014 г. весь лояльный президенту политический спектр вместе с генеральной линией администрации и телевидения сдвинулся в сторону национал-этатистского идеологического сектора. ЕР превратилась из консервативной (тогда - с либеральным и социальным крыльями) в национал-консервативную партию. Претендовавшая на роль социал-демократической партии СпР с 2014 г. выступает как социал-патриотическая партия и в нынешней кампании социальная составляющая пропаганды затмевается державно-патриотической. Аналогичная ситуация заметна у «Пенсионеров за справедливость» и РПЗ (бывший КЭДР).

Встречное движение претерпела кампания ЛДПР. Наряду с обычной для партии державно-патриотической пропагандой и клоунадой, в которой ВВЖ является безусловным лидером, в роликах партии резко увеличена доля социальной агитации. В меньшей степени, но та же тенденция заметна у националистической «Родины», которая в агитации своих спикеров дает понять, что относится не к белым, а к красным патриотам и уважает Сталина.

Кампания ЕР строится на охранительстве, защите курса 2014 г. Не без оснований рассчитывая, что административный ресурс в любом случае обеспечит ЕР значительное большинство, администрация предпочитает минимизировать вовлечение «солидной» ЕР в агрессивную полемику, для чего используются мелкие партии, в ущерб изложению собственной конструктивной позиции нападающие на антипутинскую оппозицию и в меньшей степени – на пропутинскую. В этом заключается основное содержание участия в кампании ГС, ГП (проделавшей эволюцию от прохоровского либерализма до агрессивной державности), РПЗ, переданной под лидерство О. Митволя, ушедшего от попытавшейся быть оппозиционной «Зеленой альтернативы». Митволь выступает как основной заменитель обсуждения проблем страны по существу вбросом компромата на выступающих (на Яблоко, ПАРНАС, КПРФ и даже для симметрии на ГС). В итоге у него не остается времени, чтобы объяснить, как поправить тяжелую ситуацию с экологией страны – это не его задача. Аналогичным образом ведет себя и завсегдатай телешоу И. Коротченко из «Родины». Агрессивная тактика «закричать противника» переносится в дебаты из телевизионных ток-шоу и призвана не дать избирателю разобраться прежде всего во взглядах антипутинской оппозиции.

До участия в кампании допущены только две партии, выступающие не просто с критикой «громоотводов» - ЕР и правительства Медведева, а именно президента, и обе преимущественно либеральные – Яблоко и ПАРНАС. Левый избиратель, выступающий против политики Путина, и вообще за идеи демократического социализма в тех или иных вариантах – полностью лишен возможности парламентского волеизъявления на выборах 2016 г. Как видно на схеме, «верхняя» часть политического спектра на этих выборах пуста (через нее критические «ракеты» летят, как через северный полюс). Это можно отчасти объяснить общей архаизацией российской политической культуры, в условиях которой этатистские ценности более влиятельны, чем ценности самоорганизации (что отражено в нашей схеме путем «наклона» плоскости этатистской половиной к зрителю). Однако такого объяснения недостаточно. Еще во время общественного подъема конца 2011 – начала 2014 гг. «верхняя» половина идейно-политического спектра активно проявляла себя и была заполнена множеством политических инициатив (Левый фронт, Пиратская партия и др.) – см. http://www.informacional.su/postsov/socpol/59-2010-04-18-08-52-07. Однако репрессивно-запретительная политика привела к резкому ослаблению этих инициатив и невозможности их участия в выборах (прямые репрессии против актива и лидеров ЛФ и СДС, арест финансиста Г. Фетисова сразу после создания левоцентристского оппозиционного проекта «Зеленая альтернатива – левая партия», отказ в регистрации Пиратской партии на основании ее названия).

В результате на поле остались лишь либеральные партии, прямо выступающие против политики президента Путина, что считается безопасным в связи с долгосрочным разочарованием избирателей в либерализме после реформ 90-х гг. «Яблоко», в прошлом иногда проявлявшая склонность к правому социал-демократизму, в ходе этой кампании воздержалась от борьбы за левый электорат (хотя в кампании в территориальных округах участвуют отдельные левые кандидаты от «Яблока»). Зато ПАРНАС, строя кампанию на наиболее резкой критике Путина, расширила спектр вправо через Мальцева вплоть до привлечения к кампании радикальных националистов (на схеме представлены портретом Д. Дёмушкина). Эта рискованная игра может привлечь антипутинский националистический электорат, но очевидно отталкивает часть либерального электората в сторону «Яблока». Несмотря на такую конкуренцию, либеральные партии в этой кампании выступают в целом как союзники.

На другой стороне спектра царит внутривидовая борьба («Пенсионеры» против СпР, Митволь против других лояльных президенту партий, КПРФ, далеко отошедшая от классического марксизма-ленинизма – против «ложных» коммунистов КПКР). Эта внутривидовая борьба ослабляет эффект от умеренной критики политики ЕР, которую ведут эти партии (политику президента они не критикуют, а поддержку его внешней политики даже подчеркивают). Но главная идеологическая задача внутривидовой борьбы в лагере лояльной президенту «оппозиции» в другом. Она соответствует сценарию оттока лояльного президенту электората в сторону ЕР по принципу «от добра добра не ищут»: да, политика ЕР непопулярна, но по сравнению с тем балаганом, который устраивает «оппозиция», стабильность лучше дестабилизации, жизнь даже в депрессивных регионах России лучше, чем в Донбассе, поэтому даже разочарованный избиратель должен пристать к партии президента, дав ей карт-бланш на продолжение политики социальной экономии, милитаризации общества и сплочения вокруг «национального лидера». Эффект «балагана» должен подтвердить версию о тяге избирателя к стабильности, которая будет объявлена основной причиной сохранения большинства за ЕР в итоге выборов. Хотя, как показывает опыт 2011 г., механизмы обеспечения результатов ЕР могут быть совсем другими (в этой связи существенно объявление Левада-центра иностранным агентом на завершающем этапе кампании, когда нужно было объявить, что падение рейтинга ЕР остановилось).

В действительности значительная масса населения опять останется не представленной в ГД, что лишает режим важного ресурса стабильности: уверенности граждан в том, что они принимают участие в формировании государственного курса путем голосования. В случае дальнейшего углубления социально-экономического кризиса это может способствовать новой активизации непарламентских средств политического целедостижения левой и национал-социальной направленности.

Правила чтения схемы