Уничтожение очагов культуры продолжается

E-mail Печать PDF

Уничтожение очагов культуры продолжается   

Светлана Третьякова

Облик Москвы в период правления Лужкова изменился радикально. Помните, как коммунистов обвиняли в том, что они разрушают старую застройку, уродуют лицо Москвы? Но тогда город превращался в современный индустриальный центр. За последние годы столица не может похвастаться таким же экономическим прогрессом. Зато масштабы разрушений – как за предыдущие 70 лет.   Остатки старой застройки вытесняются безликими многоэтажными стекляшками, удобными для офисов, но превращающими Москву в Сеул. Только «Сеул» этот – как после бомбежки – хватаясь за новые проекты, любители «распилов» не могут освоить все проекты, погружая столицу в транспортную и строительную разруху. Но жадности нет пределов – продолжают хватать дальше и разрушать, разрушать.

При этом, о чем часто забывают, бизнес-центры и коммерческое жилье с их инфраструктурой «выжигают каленым железом» очаги культуры. В современной России и Москве эпохи Лужкова их становится все меньше. Одним из таких очагов была «дача Муромцева».

Дом по адресу 5-я Радиальная, 3 имеет богатую и интересную историю. Изначально по этому адресу располагалась дача Сергея Муромцева – председателя первой Государственной Думы. В этом доме часто гостил Иван Бунин, упоминания об этой даче можно найти и в его произведениях. Здесь же он познакомился со своей будущей супругой. С 1918 года здесь размещалась школа 2-ой ступени. В 30-х годах для школы было построено новое кирпичное здание, а в старом - соответственно в здании бывшей дачи Муромцева, поселили учителей. В 1941 году, во время бомбардировки Москвы, участок земли перед домом пострадал от попавшего в него снаряда, и зданию грозило обрушение. Уже в 60х годах дачу разобрали и поставили жилой деревянный дом, где до 7 марта 2010 года продолжали жить предыдущие жильцы и их потомки. Дом стал одним из «неофициальных культурных очагов Москвы». Тут часто гостил Венедикт Ерофеев, автор поэмы «Москва-Петушки», художник Константин Васильев. Со временем в этом доме был создан музей старого посёлка Царицыно, здесь собирались люди различных профессий, связанных с культурой и искусством. В 1990-х годах дом «списали» из жилого фонда, а люди продолжали в нем жить, работать, организовывать музей, собирать литературные вечера.

 Семья Болдыревых, нынешние, точнее, уже бывшие жильцы бывшей «дачи Муромцева», в 2007 году пытались отсудить себе в собственность этот дом, согласно статье 234 Гражданского кодекса РФ. Согласно нормам права лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации. Но, в собственности Болдыревым было отказано, дом списан, то есть формально дом перестал существовать.

Позже государство вспомнило о нём, когда захотело построить парковку для машин, обслуживающих парк Царицыно. И тут, откуда не возьмись, появился документ, где безо всяких выписных юридических данных говорилось о том, что дом-то, оказывается, есть, и более того, принадлежит он префектуре района Царыцино. Однако до начала судебного разбирательства дома не было даже в Едином государственном реестре.

     Ни музей, ни люди, ни большое количество ценных для истории культуры вещей, находившихся на 5-Радиальной д.3, не были зарегистрированы официально, более того, даже не была дана возможность это сделать. Суды решали всё, увы, не в пользу людей. Начались угрозы от «неизвестных» в адрес семьи Болдыревых, говорили, что дом может сгореть.

И 3 января 2010 года, когда страна праздновала новый год, дом загорелся. Благо, в современном мире всё можно сфотографировать и выложить в блогах. На следующий же день в интернете появились фотографии пожарных, приехавших на вызов. Они не тушили пожар, а выносили антикварную мебель, личные вещи Болдыревых. Часть его исчезла. На участок стали приезжать москвичи и помогать спасать имущество Болдыревых, а также экспонаты музея. 

После пожара  людям пришлось жить в бытовках. А 7 марта московские власти решили «вывозить мусор» с этого участка. Приехала уборочная техника, наряд ОМОНа и рабочие. Активисты общественного движения «Архнадзор» оперативно отреагировали и также приехали в Царицыно выразить протест и поддержать семью погорельцев. 

«Уборка мусора» на языке чиновников – это снос стен дома по сценарию «Речника». Доблестная милиция оттаскивала людей и выкидывала их в снег. Люди получали травмы, хотя как раз уборке строительного мусора они не мешали. Они препятствовали его образованию.

10 человек были задержаны, в отделении с ними проводилась «разъяснительная беседа». А две девушки – члены семьи Болдыревых -  до сих пор лежат в больнице с сотрясением мозга после общения со стражами порядка. 

Так что такое в нашем городе мусор? Ведь как с мусором обращались именно с людьми. С людьми, которые пытаются делать что-то важное и ценное, с людьми, которые пытались хранить культурное наследие, с людьми, которые пытались защитить это наследие. Почему в нашем городе вообще приходится что-то защищать?   Почему варварским способом поджигаются палаты XVII века в Потаповском переулке, почему уродуется Печатников переулок, почему горит и сносится дом на Садовнической набережной? Список можно продолжать и продолжать. А вместо памятников архитектуры и просто красивых мест и зданий мы, москвичи, любящие свой город, вынуждены всё чаще и чаще лицезреть безликих стеклянных уродцев?     

Эти здания нужны не большинству москвичей, а тем, кто встроен в офисные структуры, обращающие ресурсы страны в «кэш». Как говорит премьер-министр, те, кто могут «окешиться».

Те, кому удалось «окешиться» поудачнее, будут жить в особняках на Садовнической набережной, знать не зная, что тут было до них. Люди будут покупать и парковаться, покупать и парковаться. Производить что-то при этом не обязательно. Труба качает из Сибири в Европу. Москва – центр управления потоком. Чтобы получать свою долю от процесса, удобно находиться здесь. Московские площади приносят деньги по феодальному принципу ренты. И, судя по всему, ни об истории столицы, ни о культурном развитии народа новые феодалы уже не помнят.

Остальное население воспринимается ими как холопы или приложение к торговым точкам, интеллект и архитектурная среда новым феодалам не нужны. Деградация культуры идет параллельно с деградацией общества.

В Европе к западу от РФ каждый дом, который имеет хоть какое-нибудь малейшее историческое или культурное значение, охраняется и бережётся. В Москве же наоборот, культурные артефакты и очаги разрушаются варварскими способами. Первопрестольная была Белокаменной, Златоглавой, а становится Стеклобетонной.

     Да, дача Муромцева не является памятником архитектуры, но дело в данном случае не в этом. В условиях экономического кризиса, когда не хватает средств в московской казне на самое необходимое людям, толстосумы и контролируемая ими власть не останавливается перед новыми разрушениями, если есть возможность выкачать из московской земли еще немножко денег. Ради этого уничтожаются культурные очаги. Не официальные, не прописанные в бумажках и не зарегистрированные в бюрократических инстанциях, но от этого не менее, если не более, ценные. Это был дом, где жила душа, где собирались прекрасные люди, будущее нашего города и нашей страны. Поэты, художники, писатели. Они занимались благородным делом - проводили творческие вечера, ставили детские кукольные спектакли, создавали музей, и это помимо того, что они в этом доме просто жили. А сейчас вместо всего этого - пепелище. Мусор. На этом месте уже ничего нет – ни воспоминаний об Иване Бунине, ни о Веничке Ерофееве, тут не будут проводиться ни литературные вечера, ни спектакли, тут не будет музея села Царицыно. Зато будет новая парковка.