Анализ доклада ИНСОР

E-mail Печать PDF

 Проанализировав и обсудив доклад Института современного развития (ИНСОР) «Россия XXI века: образ желательного будущего», Аналитический центр Информационала приходит к следующим выводам:

 

1.     Доклад представляет собой идеологический, а не аналитический документ, основанный на догматах либеральной доктрины. Доклад в большей части текста составлен в крайне размытых формулировках, декларативные положение, ориентированные на поддержку потенциала личности творческого человека, сочетаются с защитой интересов капитала против остального населения, а то и лестью в адрес нынешней социальной системы. В то же время публикация доклада – еще одно свидетельство существующего в обществе запроса на долгосрочные стратегии развития страны и мира в XXI веке, на глубокие перемены, которые авторы доклада справедливо характеризуют как «смену формации».

2.     Публикация доклада от имени ИНСОР, известного связью с президентом Д. Медведевым, справедливо рассматривается как свидетельство кризиса существующей в России социально-политической системы, так как фактически призывает к возвращению к политическому режиму времен Б. Ельцина и отказу от основных авторитарных черт нынешнего режима. Не удивительно, что наибольший интерес и поддержку общественности вызывают те положения доклада, которые озвучивают распространенный протест против коррумпированности существующей государственной системы РФ, подавления в России гражданских прав и свобод, манипулирования массовым сознанием с помощью подконтрольных СМИ, разрушения человеческого достоинства, вырождения парламентаризма, слияния бизнеса и коррумпированных бюрократических группировок и т.д. Констатируется провал широко разрекламированной политики удвоения ВВП. Авторы считают, что «главным ограничителем развития является само государство», присоединяются ко всем тем, кто выступает за «преодоление избыточной зависимости от экспорта сырья с выходом в экономику знаний, наукоемких производств, высоких технологий и интенсивных инноваций».

3.     На словах авторы согласны, что «Изменение системы ценностей от государства и власти к индивиду и обществу в корне меняет само содержание инноваций, их направленность и мотивацию». Но в тексте общественные интересы человека и общества отождествляются с интересами капитала. Авторы специально подчеркивают ключевую роль «постулата» о незыблемости прав собственности. Отдельно встают они на защиту именно крупной частной собственности, сформировавшейся в нашей стране в 90-е гг. Предлагаемые ими политические решения соответствуют курсу, взятому в 90-х гг., который как раз и привел к закреплению сырьевой ориентации экономики России и подорвал развитие наукоемких производств. Проведенный в 90-е гг. эксперимент уже показал, что принципы, исповедуемые авторами доклада, не способны обеспечить преодоление системы бюрократической государственности, сращенной с компрадорским, периферийным бизнесом, а лишь воспроизводят ее.

4.     Предложенная в докладе повестка для России на XXI век (авторы не исключают, что его осуществление затянется до 2100 г.) практически не выходит за рамки сохранения и укрепления социально-экономических институтов, возникших в 90-е гг. В докладе не содержится предложений, соответствующих поставленной в его начале задаче «смены формации». Поставив перед собой задачу выработки долгосрочной стратегии на XXI век, авторы ограничились формулировкой тактических задач, которые неизвестным образом должны в дальнейшем привести к фантастическому процветанию. Впрочем, конкретные мероприятия, предлагаемые в докладе, не оставляют надежд на такую светлую перспективу.

5.     «Дээкономизация бюрократии» понимается в докладе как передача всей полноты полномочий в сфере экономики существующему в России капиталу. Он считается главным мотором «модернизации», содержательные характеристики которой даны слишком размыто и абстрактно. Учитывая, что авторы доклада настаивают на неприкосновенности сложившейся в настоящее время частной собственности, экономический смысл доклада заключается в защите возникшего в 90-е гг. олигархического компрадорского капитализма.

6.     Условием «модернизации», в понимании авторов предельно близкой понятию вестернизации, является «правильное настроение» - то есть согласие большинства граждан с либеральной идеологией, уже опробованной в России в 90-е гг. и во многом остающейся идеологическим фундаментом нынешнего режима. При оценке предложений ИНСОР необходимо учитывать, что именно социально-политическая система 90-х гг. в своем естественном развитии привела к состоянию, переживаемому Россией в начале XXI века. Таким образом, авторы доклада предлагают «заморозить» развитие страны между 90-ми годами ХХ века и первыми годами XXI в., в то время как развитые страны продолжат свое структурное развитие. Таким образом, идеологическая задача доклада – сохранение положения России как периферии развитых стран, вечно догоняющей мировые центры по тем же путям, которые они давно прошли.

7.     Этой задаче соответствует и внешнеполитическая концепция доклада, ориентированная на обслуживание внешнеполитических интересов Евросоюза и НАТО. Особенно опасна идея втягивания России в войну в Афганистане через «подключение к усилиям западной коалиции». Авторы ритуально оговаривают «без направления туда российских военных», но ниже забываются и уже предлагают направить советников – очевидно не только гражданских. Так и начиналось втягивание США в войну во Вьетнаме и СССР – в Афганистане. Авторы указывают на перспективу близкого передала мира, но непонятно, как Россия в нем участвует – как субъект или как объект передела.

8.     Поскольку авторы одобряют процесс превращения российских регионов в субъекты мирового хозяйства, их проект будет способствовать экономическому распаду России на территории, которые экономически ориентируются на разные центры мировой экономики. Эта перспектива, на которую указывали и мы (правда, без положительной оценки такого явления) прямо противоречит выполнению поставленной тут же в докладе задачи «стирания межрегиональных различий в уровне жизни». Конкуренция между регионами на мировом рынке будет вести к дальнейшему росту различий в их положении, а в перспективе – к распаду России.

9.     В области социальной политики авторы фактически предлагают продолжить нынешние меры монетаризации и «национальных проектов». Частные поправки к этой политике совершенно несопоставимы по масштабам не только с социальными сдвигами, которые могут произойти за целые десятилетия, но даже с уже выявившимися негативными последствиями этой политики, которые игнорируют авторы доклада.

10. Несмотря на декларативные призывы к развитию науки, авторы предлагают нанести удар по фундаментальной науке, прекратив государственное финансирование фундаментальных исследований, если через 3-4 года их не поддержит бизнес. Такое предложение, основанное на непонимании места фундаментальных исследований в обществе, стремящемся сохранять передовые научно-технические позиции, также направлено на закрепление периферийности, отставания России и в научной области. Центральная роль в пост-индустриальной миросистеме останется за странами, где сохраняется непрерывная поддержка развития фундаментального знания, играющего роль постоянно действующего информационного банка для инноваций, независимого от сиюминутной конъюнктуры.

11. Политическая конструкция, обсуждаемая в докладе, не имеет никакого отношения к заявленному «формационному переходу» и горизонтам пост-индустриального общества, которое должно обладать и качественно новой политической системой. В докладе идет речь об осторожном возвращении к многопартийности 90-х гг. К сожалению, позитивные на наш взгляд требования расширения гражданских и политических свобод, не обеспечены в докладе предложением каких-то действенных политико-правовых механизмов, обеспечивающих доминирование гражданского общества над бюрократической и капиталистической иерархией. При этом авторы приветствуют перспективу сохранения «управляемости политической системы со стороны политического руководства страны». То есть в предлагаемом нам проекте сохраняется управление политической системой сверху, а не снизу. Не политическое руководство управляется гражданами через систему гражданского общества и представительной демократии, а наоборот – «послабления» являются фасадом «управляемой демократии». Отсюда не удивительно, что, формально выступая в поддержку развития гражданского общества, авторы протестуют против «коммунальных ценностей», то есть гражданского самоуправления, общности, объединяющей людей на местах и в трудовых коллективах.

12. Ряд положений доклада свидетельствуют либо о крайней идеологической зашоренности авторов, либо об их очень приблизительном представлении о том, как в действительности живут в России люди (например, утверждение, о том, что при Путине большинству населения живется «на порядок лучше», чем в СССР в 60-70-е гг.). Указание на необходимость проведения в России «реиндустриализации» подтверждает вывод о том, что страна откатилась от индустриальных достижений СССР, и ей необходимо восстановление индустриального потенциала.

13. Авторы выступают за расчленение наиболее одиозных ведомств (МВД, ФСБ и др.), создания муниципальной полиции. Эти требования давно назрели, но являются полумерами. Испытывая интерес к полицейской системе, авторы гораздо менее заинтересованы в поиске путей совершенствования судебной, без чего правоохранительные органы даже в разделенном виде будут стоять на страже произвола и кастовых интересов. Ориентируясь на западноевропейский и североамериканский опыт, они нередко идут по пути заимствования названий при сохранении сущности уже имеющихся институтов (фактическое переименование внутренних войск в национальную гвардию).

14.  Основной проблемой для авторов доклада ИНСОР, решившихся писать о перспективах России в XXI веке, а не только в ближайшие несколько лет – это отсутствие футурологического кругозора. Они полагают, что мир чуть ли не весь XXI век будет находиться примерно в том же положении, что и сейчас. Опыт и XIX, и тем более ХХ веков показывает наивность такой посылки. Авторы бегло упоминают мировую постиндустриальную экономику, «в которой обычная товарная продукция уступает приоритет нематериальным активам, создаваемым на основе знаний». Такое «определение» поражает своей наивностью. Во-первых, любая продукция создается на основе знаний. Во-вторых, в любом обществе производятся и значительные объемы «нематериальных активов». В-третьих, пост-индустриальная экономика может доказать свое преимущество над индустриальной только в случае, если обеспечит успехи в производстве также «материальных активов». В-четвертых, «нематериальные активы» (вероятно, за этой также некорректной формулировкой стоят информационные продукты) в современной экономике также пока выступают в роли товаров, и авторы с их либеральными взглядами ничем не обнаруживают свое стремление ограничить эту товарность.

15. Постиндустриальное общество по определению должно качественно отличаться как от индустриального урбанизированного (основанного на узкой специализации и стандартизации), так и от доиндустриального (основанного на традиции). В новом постиндустриальном обществе будут преодолены важнейшие черты прежней формации: узкая специализация будет вытесняться многофункциональностью, воспроизводство по шаблонам – креативностью, вертикальные формальные отношения управления – сетевыми горизонтальными неформальными связями, бюрократическая государственность – манипуляцией с одной стороны и самоуправлением – с другой. Эти качественно новые отношения существуют сейчас лишь в элементах даже в самых развитых обществах, которые в целом сохраняют индустриальный характер. Согласно современным представлениям о постиндустриальном обществе, переход к нему от индустриального возможен через качественные социальные трансформации и потрясения («третья волна»), сопоставимые с  переходом к индустриальному обществу. Это предполагает и качественные изменения в политических структурах и управлении экономикой («переворачивание пирамиды» власти). Ничего подобного в развитых обществах пока не произошло, и если постиндустриальное общество состоится, то переход к нему – впереди. Без понимания этой проблематики формирование прогноза и стратегии развития страны в XXI веке бесперспективно.

Во всяком случае, для этих задач доклад ИНСОР бесполезен. Всех, кого интересует проблематика долгосрочных перспектив страны и мира в XXI веке, мы отсылаем к «Манифесту информалиата»